поиск
×
Общество

Топ-менеджеров – на стройку, врачей – в операционные

Нужно ли в Казахстане вводить альтернативные виды наказания?

Назгуль Абжекенова
02 мая 2023 года в 18:42

Топ-менеджеров – на стройку, врачей – в операционные
Коллаж: Голос народа

Когда граждане слышат о том, что тот или иной известный казахстанец угодил за решетку, некоторые задаются вполне резонным вопросом: а должно ли государство содержать проворовавшегося экс-министра или топ-менеджера нацкомпании? Может, раз он такой умный, то пусть отрабатывает как минимум еду? А, как максимум – приносит пользу обществу? «Голос народа» разбирался в непростой теме вместе с экспертами.

Только дурак заставляет шить и мыть туалеты

Периодически в Казахстана звучат предложения отправлять осужденных по коррупционным статьям мести улицы, мыть туалеты и ухаживать за больными. А бывших топ-менеджеров нацкомпаний можно было бы обучить столярному, строительному и другим навыкам и отправить на стройки, ремонт объектов. Например, нынешнего заключенного, экс-главу «Астана ЭКСПО-2017» Талгата Ермегияева можно было бы направить на территорию международной выставки в Астане – работы здесь хватает: брусчатка сыпется, здания не мешало бы «подшаманить». Не все же бывшему топу свидания неограниченные получать и алкоголь употреблять.

Экономист Айдархан Кусаинов считает идею с направлением осужденных на общественные работы глупой. 

«Что за идея? - Человек и так в тюрьме сидит, его уже наказали. Хотите - расстреливайте за коррупцию. увеличивайте сроки. В любой здравой стране, когда профессионал попадает в тюрьму, ему создают условия, чтобы он дальше развивался и помогал стране. Только дурак заставляет такого заключенного шить или туалеты мыть!

В моей логике заставлять человека что-то делать – это насилие над личностью. Ограничить свободу – да, но не ломать личность. Одно дело – не давать делать того, что хочет осужденный, другое - заставлять делать то, чего он не хочет», - сказал, как отрезал, экономист.

И осужденных уровня а-ля Ермегияева он не считает нужным заставлять отрабатывать трудовую повинность.

«У нас по закону наказание - это лишение свободы, а заставлять или не заставлять работать – это уже за рамками наказания. А то, что бывшие высокопоставленные лица в колониях пьют алкоголь, развлекаются, это уже  вопрос к местным администрациям, которые делают преференциальные условия, чего нет ни в каких регулирующих документах», - продолжает Кусаинов.

Талантливым – особые условия

Что касается вопроса применения альтернативных видов наказания к отдельным категориям осужденных, то собеседник считает возможным это в отношении, например, ученых и врачей.

«Я абсолютно согласен, что к таким категориям нужно применять особые условия и давать им возможность заниматься профессиональной деятельностью. В СССР наука во многом развивалась из шарашек.

Академик Королев свою ракету в шарашке начинал разрабатывать.

Шарашка – так называлась научно-инженерная деятельность в местах лишения свободы. В ГУЛАГ, как известно, много ученых, осужденных по «левым» статьям и доносам, отбывали срок. И в лагерях была целая сеть шараг - конструкторских бюро, научных коллективов, состоявших из заключенных ученых», - говорит Кусаинов.

Он вспоминает кейс и из современной истории, когда в России аспирант и краснодипломник химфака МГУ были осуждены за изготовление наркотиков. Интерпол нашел изготовителей. За двух талантливых химиков выступили профессоры, академики, написавшие письмо правительству с просьбой дать им возможность заниматься научной деятельностью, а не варежки шить.

«У нас есть талантливые врачи, ученые, писатели… Не знаю, кому такая поддержка еще нужна. Наверное, стоит преподавателей, ученых объединять и давать возможность учебники писать, научной деятельностью заниматься и создавать для них соответствующие условия. Вот это здравый подход – давать шанс оступившимся высококвалифицированным специалистам оставаться профессионалами даже там, за колючей проволокой», - подчеркивает экономист.

Обязаны трудоустраивать

Адвокат Алматинской городской коллегии адвокатов Искандер Алимбаев, отвечая на вопрос о возможности применения альтернативного наказания к лицам, осужденным к лишению свободы, в зависимости от профессии, напомнил:

«Согласно Конституции РК (статья 24), принудительный труд допускается только на основании судебного акта о признании человека виновным в совершении уголовного или административного правонарушения либо в условиях чрезвычайного или военного положения.

Из этого следует, что принудить лицо к тому или иному труду, то есть обязать человека трудиться вопреки его воле, можно только на основании соответствующего приговора или постановления суда.

Если мы говорим об осужденных за совершение уголовных правонарушений, это переносит нас в сферу действия Уголовного кодекса.

По нормам Уголовного кодекса, принудительный труд в качестве наказания может быть назначен в виде исправительных и общественных работ. Для справки, основное различие между этими наказаниями, схожими между собой, заключается в характере выполняемой работы. Тем не менее, это самостоятельные, основные виды наказаний, точно такие же, как и лишение свободы», - говорит адвокат.

При этом, основным принципом применения уголовного закона является возможность применения к осужденному только одного основного вида наказания. Другими словами, нельзя человека одновременно приговорить к лишению свободы и к принудительному труду.

«Применение к осужденному сразу нескольких видов основных наказаний, в том числе в виде сочетания «лишения свободы» и привлечения к исправительным, общественным работам, негуманно, противоречит общепризнанным правам человека.

В то же время, в случае отбытия определенного срока человеком, приговоренным к лишению свободы, неотбытая часть может быть заменена на более мягкое наказание, в том числе на привлечение к исправительным, общественным работам», - продолжает Алимбаев.

Вопрос о трудоустройстве лиц, отбывающих наказание, относится к компетенции Комитета уголовно-исполнительной системы, вновь делает отсылку к действующему законодательству адвокат. По статье 104 Уголовно-исполнительного кодекса, администрация учреждений трудоустраивает осужденных на предприятиях УИС или оказывает содействие в трудоустройстве в организациях, расположенных на территории учреждений либо за ее пределами, при обеспечении их охраны и изоляции.

«Работа может быть организована в самом учреждении, в котором осужденный отбывает наказание. Теоретически могут работать и осужденные к отбыванию наказания в колонии-поселении (как правило, за преступления небольшой и средней тяжести, к которым относятся и правонарушения в медицинской сфере) - на основании соответствующего соглашения между администрацией учреждения и предполагаемым местом работы.

Что интересно, УИК устанавливает обязанность трудиться на местах и работах, определяемых администрацией учреждения, что, по-моему, противоречит положениям Конституции», - отмечает собеседник.

В целом, по его мнению, этот вопрос остается без должного внимания.

«На моей практике были случаи, когда родственники осужденного вынуждены были сами организовать его трудовую деятельность в колонии и затем выкупать результаты такой деятельности, фактически выплачивая ему заработную плату. По большей части осужденные ходят нетрудоустроенными, но, возможно, это связано и с их собственным отношением к труду.

А что делать акушерам в робе?

Его коллега из столицы Асель Токаева в свою очередь фиксирует внимание на том, что в действующем УК РК есть свои способы и методы эффективного наказания.

«В санкциях некоторых статей прописаны и исправительные работы, и штрафы, которые возможно применить по коррупционным делам. Думаю, это обоснованная мера для коррупционных правонарушений. Если дал или взял взятку в определенном размере, то возможно применение штрафа в 10-20-кратном размере - в зависимости от тяжести статьи. Считаю, что в УК все уже продумано в части наказаний», - делится мнением адвокат.

Касательно применения альтернативных видов наказания к врачам, Токаева констатирует: у нас не так много дел, по которым эскулапы получили реальный срок лишения свободы. К тому же, есть срок давности для прекращения подобных дел.

«Врачи, как правило, попадаются по медицинским правонарушениям.

Я знаю, что имеется такая практика в исправительных учреждениях, когда отбывающие наказание медики и так привлекаются для консультаций, ухода  за другими осужденными лицами в МЛС», - рассказывает адвокат.

В ее практике был кейс, когда осудили акушеров-гинекологов по статье «Убийство».

«Как эти специалисты могут себя реализовать в колонии?.. А наказание они понесли как раз связанное с исполнением профобязанностей. Не думаю, что после такой статьи их будут привлекать для исполнения профессионального долга», - рассуждает собеседница.

В целом, по мнению адвоката, возможно, по ряду статей необходимо усилить наказание, по другим - применить гуманизацию.

«Где-то наказание снижать - в зависимости от степени смягчающих или  отягчающих обстоятельств. Но что касается уголовно- исполнительной системы и реализация осужденными своих компетенций не вижу целесообразности в применении альтернативных видов наказания», - говорит Асель Токаева.  

Она добавляет, что талантам осужденных художников, скульпторов и других творческих людей администрация колоний всегда находит применение.

Он уже наказан

Известный правозащитник Евгений Жовтис считает, что применение штрафов вместо реального лишения свободы по коррупционным делам – нонсенс.

«Штрафов здесь быть не может по определению, потому что это коррупция. А у нас получается – совершил преступление, деньги взял и поделился», - говорит Жовтис.

«Что касается альтернативных видов наказания к врачам, то если их действия не повлекли смерти человека, может быть, стоит посмотреть какие-то варианты. Можно шире пользоваться УДО (условно-досрочным освобождением) и заменой на более мягкие наказания».

Недавно правозащитник готовил заключение по одному делу в рамках amicus curiae - помощь суду по нюансам законодательства.

«Здесь я отметил, что, в отличие от УДО, замена на более мягкие виды наказания не означает освобождения от наказания. А означает: государство считает, что не нужно держать лицо в МЛС дальше, а можно заменить на меру пресечения, не связанную с лишением свободы.

Как альтернатива - меняют на ограничение свободы, иногда на штраф.

По каким-то преступлениям, возможно, нужно искать альтернативы наказания. Либо смотреть на золотые руки осужденного врача, как на некое смягчающее и нужное для общество обстоятельство, и смотреть, можно ли ему заменить наказание на более мягкий вид», - считает Жовтис.

Общество развивается, как и право, законодательство, и то, что вчера казалось невозможным, завтра может стать реальностью, говорит он. Также нужно изучать зарубежные практики по этому вопросу.

«В целом, подчеркну: осужденный к реальному лишению свободы уже наказан. А здесь предлагается плюс к этому искупить вину тяжелым трудом. Это не совсем верно. Мы можем предусмотреть в качестве специального наказания общественные работы, но два наказания не может быть использовано.

В Индии лет 10 назад провели эксперимент: осужденных по тяжелым статьям не сажали в МЛС, а вместе с семьями селили в резервациях. В этих лагерях они работали, и таким образом им давали возможность почувствовать, что семьи вместе с детьми мучаются в жутких условиях.

Говорят, неплохой воспитательный эффект имело».  

Новости партнеров

Вам будет интересно