поиск
×
Казахстан

ЧП в колонии СКО: за убийство заключенного гособвинитель просит 16 лет

Обвинитель просит отправить подсудимого в тюрьму за рецидив преступлений

Жанар Сапарова
19 марта 2023 года в 06:59

ЧП в колонии СКО: за убийство заключенного гособвинитель просит 16 лет
Фото с сайта pixabay.com

В Петропавловске в ходе судебных прений по громкому делу об убийстве одного заключенного другим в колонии чрезвычайной безопасности гособвинитель попросил назначить подсудимому 16 лет лишения свободы в колонии чрезвычайной безопасности, 5 из них – в режиме полной безопасности, передает «Голос народа» со ссылкой на Sputnik Казахстан.

ЧП произошло 9 ноября 2022 года в учреждении чрезвычайной безопасности № 51 в селе Новоукраинка Айыртауского района Северо-Казахстанской области.

Как следует из материалов дела, около 06.00 на территории локального участка учреждения 28-летний осужденный Пешков нанес 46-летнему осужденному Стельмаху множественные удары молотком по голове. Мужчину госпитализировали в районную больницу, где он скончался, не приходя в сознание.

Константин Пешков ранее был судим убийство и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

Сейчас он предан суду по обвинению в убийстве, но считает, что его действия нужно квалифицировать как умышленное причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего по неосторожности.

Подсудимый утверждает, что он не имел умысла на убийство осужденного Стельмаха и не помнит само убийство, так как, по его словам, совершил его в бессознательном состоянии.

Он утверждает, что преступлению способствовала халатность сотрудников учреждения, так как все инструменты всегда были в свободном доступе.

В пятницу 17 марта в специализированном межрайонном суде по уголовным делам Северо-Казахстанской области, где рассматривается дело, прошли прения.

Один из свидетелей отметил, что конфликт между подсудимым и убитым все-таки был.

Государственный обвинитель – заместитель прокурора Айыртауского района Еркеш Оспанов - отметил, что несмотря на то, что подсудимый Пешков вину в предъявленном обвинении не признал и показал суду, что умысла на убийство подсудимого Стельмаха у него не было и факт совершения преступления он не помнит, его вина подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и взаимно согласующихся между собой.

Начальник отряда №2 Жанжабаев показал суду, что молоток, которым обвиняемый нанес удары, всегда хранился в металлическом шкафу и выдавался осужденным по мере необходимости.

Сам шкаф закрывался на навесной замок, ключи от которого находились у него. В дальнейшем он увидел, что на металлическом шкафу отсутствует замок, так как, по его мнению, его взломал Пешков.

По данным государственного обвинителя, вина Пешкова доказывается судебно-медицинскими экспертизами и протоколами осмотра места происшествия, выемки молотка и одежды Пешкова и другими, а главное ‒ видеозаписью момента совершения преступления.

Согласно экспертизы, Пешков не страдает ни алкоголизмом, ни наркоманией, в принудительном лечении не нуждается, каким-либо психическим заболеванием или временным расстройством душевной деятельности не страдает.

Согласно заключения экспертов, во время совершения преступления он отдавал отчет своим действиям, его действия носили последовательный и целенаправленный характер.

Адвокат подсудимого Жаныл Баймендина считает, что у этого дела осталось много вопросов и темных сторон.

«Все они проживают в общежитии, которое оснащено камерами. Но как такое могло случиться, что почему-то эти камеры именно на день совершения преступления не работали?! И почему они не работали ‒ большой вопрос! Более того – камеры не работали и на локальной точке, куда выходят осужденные. Нам предъявлена только видеосъемка, на которой видно, как Пешков наносит телесные повреждения Стельмах. А вот каким образом и в какое время он вышел из общежития, как он прошел к ящику-сейфу, где якобы хранился молоток – этого почему-то на камере нет. Говорят, что там не работала камера. Но кто в это может поверить? Это строгий режимный объект, там всегда должны работать все камеры!» ‒ недоумевает адвокат.

По словам Жаныл Баймендиной, остаются вопросы без ответа и поводу сейфа для хранения инструментов. В ходе судебного расследования так и не смогли установить, был замок на сейфе или его вообще не было. Она также подчеркнула, что если бы инструменты были под строгим контролем, то и преступления бы не случилось. Она заключила, что подсудимый совершенно обоснованно не согласен с квалификацией преступления.

На следующем заседании ожидается последнее слово подсудимого и приговор.

Новости партнеров

Вам будет интересно