поиск
×
Казахстан

Кому доверят строительство АЭС в Казахстане, и не ждет ли нас чернобыльский сценарий?

Появление атомного энергообъекта на карте страны – процесс неизбежный, если мы не хотим погрузиться в блэкаут

Назгуль Абжекенова
21 августа 2023 года в 09:05

Кому доверят строительство АЭС в Казахстане, и не ждет ли нас чернобыльский сценарий?
Коллаж: Голос народа

Другой вопрос – кто гарантирует качество строительства и нивелирует риски от появления АЭС.

Может, будет микс

Этот и другие вопросы будут обсуждаться среди прочих на публичных слушаниях в Жамбылском районе Алматинской области, которые состоятся завтра. Пока же «Голос народа» разбирался в теме вместе с экспертами. 

Минэнергетики сообщило, что в качестве наиболее предпочтительного района строительства АЭС  выбрана территория села Улькен Жамбылского района Алматинской области. Также составлен шорт-лист потенциальных поставщиков ядерных технологий. В него вошли Китай, Южная Корея, Россия и Франция.

Экологический эксперт и аудитор, кандидат технических наук Ахан Омирбек положительно относится к появлению АЭС в стране.

«Считаю, что надо строить станцию, и место хорошее выбрали, оптимальное с точки зрения технологий и передачи электроэнергии на север-юг: здесь мощные линии электропередач проходят, есть глубокий водоем Балхаш, который АЭС может использовать для охлаждения производственных процессов», – говорит эксперт. 

Кого стоит выбрать среди претендентов на строительство АЭС?

«Самыми безопасными в мире считаются французские технологии. Они уже 70 лет строят АЭС, вся энергетика у них на атомных сетях и ни разу не было никаких ЧП. Россияне, Китай и Корея - серьезные производители. Возможно, будет микс - турбины поставят одни, другие – остальное», – говорит собеседник.

Тьма или атом – третьего не дано

Заместитель главного инженера РГП «Национальный ядерный центр РК» Денис Зарва считает, что все представленные в шорт-листе компании достойны строить первую АЭС в Казахстане.

«Кому отдать предпочтение, сейчас сложно сказать - все зависит от итогов открытого конкурса либо прямого решения. Кандидаты на строительство предоставили предварительные технико-экономические предложения по строительству, они соответствуют предъявленным требованиям. Информация будет уточняться», – отмечает Зарва.

Он уверен, что АЭС стране необходима, что показали крупные аварии, системные блэкауты 2022 года, когда отключались транзитные линии электропередач на юге.

«Эти ЧП связаны с прогрессирующим энергодефицитом. Последние несколько лет объем закупаемой нами из-за рубежа электроэнергии неуклонно возрастает. В Казахстане 70% базовой мощностей - это тепловые электростанции, работающие на угле и построенные при СССР. Срок их эксплуатации неоднократно продлевался, они неминуемо выбывают из строя. Их нужно замещать», – констатирует эксперт.

Отметим, в марте правительство утвердило Концепцию развития электроэнергетической отрасли до 2029 года. Документ сообщает, что в 2022 году зафиксирован исторический максимум потребления за все годы - 16459 мегаватт при генерации 15203 мегаватт. В результате чего 1256 мегаватт импортировано с РФ, что отмечается резким скачком по сравнению с предыдущими годами (в 2018 году – 268 МВт, в 2019 – 301 МВт, в 2020 – 300 МВт, в 2021 – 388 МВт).

Денис Зарва тем временем напоминает, что республика приняла обязательства в рамках Парижского соглашения по достижению углеродной нейтральности.

«То есть традиционные ТЭЦ нужно замещать базовыми источниками, которые не создают эмиссии, парниковые газы и продукты горения. Кроме АЭС, таких источников на сегодня не существует. Здесь даже стоит не вопрос, нужна нам АЭС или нет, а насколько быстро мы построим ее», – считает собеседник, добавляя, что в среднем срок возведения АЭС - 10 лет.

Реактор в каждом дворе

Многих казахстанцев волнуют риски с появлением нового энергообъекта в стране.

«Да, были инциденты на АЭС: Три-Майл-Айленд в США, Чернобыль в СССР, Фукусима в Японии. Но это были станции 1 и 2 поколения, которые проектировались в 50-60 годы, строились в 70-е. Сейчас другие технологии, имеющие несколько рубежей защиты. В случае аварии выброс радиоактивных веществ за пределы станции исключается», – отмечает представитель Национального ядерного центра, добавляя, что половину стоимости современных АЭС составляет система безопасности.

Он приводит в пример Францию, имеющую несколько АЭС.

«Здесь плотность населения выше, чем в РК, у нас 20 гигаватт электроэнергии, включая ГЭС и ВИЭ. У них - 70 гигаватт только атомной энергетики. Реактор, можно сказать, в каждом дворе стоит», – продолжает эксперт.   

Мы же напомнили о безответственности ответственных за безопасность стратегических объектов лиц, которая в том числе привела к массовым авариям на ТЭЦ в регионах прошлой зимой. А здесь – атомные реакторы, риски еще выше.

«Мы знаем, что есть системные проблемы не только в отрасли электроэнергетики. Готовность аварийных служб под вопросом, что опять же связано с накопленными системными проблемами со времен развала Советского Союза и обретения нами Независимости. Но на АЭС нужно смотреть по-другому: отрасль у нас только формируется, и здесь вопрос строительства контролируется, к счастью, не только нашими службами. Это и МАГАТЭ, и другие международные организации, и технадзор самого вендора (поставщика технологий)», –  говорит Денис Зарва.

Мы будем обязаны сформировать противоаварийную службу и показать готовность к ЧП, при этом ссылаться на системные проблемы в прошлом уже не получится, замечает он.

Вопрос нацбезопасности

В то время, как Казахстан только собирается строить АЭС, ряд евростран уже отказывается от их использования.

«Германия отказалась от АЭС в пользу ВИЭ. Но ВИЭ – это источники маневренной мощности, которые могут снабжать вас электроэнергией при наличии солнечного света, ветра, но заводам электричество нужно 24 на 7. И немцы могут себе позволить отказ от АЭС, потому что рядом есть  ряд стран, включая Францию, генерирующих базовую мощность в больших количествах», – подчеркивает собеседник.

В Казахстане, на его взгляд, другая ситуация, и нет рамок, подобных ЕС.

«И на самом деле это вопрос энергетической и национальной безопасности страны. Дефицит базовой мощности к 2035 году прогнозировался на уровне 2,8 гигаватта, но, по всей видимости, будет больше», – говорит эксперт.

Между тем, год назад в ходе обсуждения темы строительства АЭС директор НИИ «Евразийский институт физико-энергетических исследований и наукоемких технологий» при ЕНУ им. Л. Н. Гумилева Кайрат Кутербеков высказывал скепсис относительно заявляемой безопасности АЭС.

«Говорят, что в третьем поколении реакторов маленький процент аварийности. А кто его нормально считал? Я в это не верю. Нельзя допускать такую аварию. Иначе мы все потеряем», – высказался профессор с 35-летним стажем работы в ядерной сфере.

Новости партнеров

Вам будет интересно